«Поверьте, я не с потолка взяла сумму»

В наследственном деле актера Марьянова нашелся тайный банковский счет Об этом сообщает xk5.in.ua со ссылкой на СМИ.


На днях в Интернете появилась информация о том, что родственники покойного Дмитрия Марьянова требуют у вдовы актёра 6 миллионов рублей. «МК» внимательно следит как за расследованием смерти любимца публики, так и за процессом раздела наследственной массы, которую он оставил после себя. Прокомментировать скандальное заявление Ксении Бик мы попросили и саму вдову, и друга семьи, представителя сына актера Викторию Крылову.


-Некоторое время назад вы рассказывали о том, что вдове Дмитрия Марьянова психологу Ксении Бик были предложены сразу несколько вариантов раздела наследственной массы, но компромисса достичь так и не удалось. Как сейчас обстоят дела? Есть ли какие-то подвижки?


-После вашего материала об иске Анфисы начались движения. На мгновение мне даже показалось, что подвижки пошли в позитивном русле – была встреча между представителями сторон. Я и моя коллега, представляющая интересы Юрия Георгиевича (папы Дмитрия) выдвинули предложение о разделе наследственной массы таким образом, что при равных правах на наследство отца, сына и вдовы, Ксении Бик достаётся намного большая сумма, чем Даниилу и папе Дмитрия — Юрию Георгиевичу. И такое предложение звучало и ранее! Поверьте, это колоссально широкий жест от оставшегося без отца Дани и пережившего две болезненные утраты (имеются в виду смерть супруги и сына, — Авт.) Юрия Георгиевича. Такой случай в моей практике впервые, но это инициатива моего доверителя и его родственников. Семья решила отдать бОльшую часть в том числе и из-за Юрия Георгиевича, которому совсем ни к чему подобные переживания и, тем более, судебные тяжбы.


Фото: Геннадий Авраменко



-И какая была реакция?


-Как все наши предыдущие попытки. Никакого конструктивного ответа не последовало.


-Тем не менее сама Ксения в одной из телепередач говорит о том, что с неё требуют 6 миллионов рублей…


-Эта сумма действительно фигурировала. Но только при первоначальных переговорах обсуждалось, что если Ксения хочет получить конкретно обозначенное ею имущество, то по закону она должна будет компенсировать превышение доли.После оценки наследственного имущества, мы с коллегами и наши доверители приблизительно подсчитали, на сколько больше получает Ксения, если примет наше предложение. Конечно же, мы озвучили позицию на переговорах. Но вскоре, на семейном совете было принято решение отдать вдове излишки безвозмездно. Это было задолго до того, как Ксения стала выступать на ТВ и до подачи иска. Моему удивлению и даже возмущению не было предела, когда я услышала о том, что Ксения заявляет о выдвинутом ей долге в несколько миллионов. Никто не требует с Ксении компенсации за превышение ее доли.


-А что касается фирмы-оценщика. Как мне показалось, Ксения намекает, что это какие-то беспринципные люди, которые фоткали её ложки и поварёшки…


-Фирма была утверждена представителями обеих сторон. Все происходило при активном участии вдовы и ее адвокатов. И никакие ложки-поварежки, как говорит Ксения не оценивались и не фотографировались. К тому же, замечу, что оценщики приходили не только к Ксении, как она это подаёт. Оценивается всё имущество Дмитрия и почти на все (кроме мотоцикла, «Харлей» актёр приобрёл в браке, на него и на один «рублёвый» счёт в банке Ксения Бик имеет право в доле 50 %, — Авт.) у наследников равные права. Оценщики приходили ко всем наследникам, кто пользуется имуществом Дмитрия, в частности к 79-летнему отцу артиста. На даче, на которой он живёт, проводились те же процедуры, что и в квартире, где живёт Ксения. Более того, с нашей стороны было озвучено, что вдове остается все имущество, находящееся в квартире, что дополнительно увеличивает ее долю на несколько миллионов. Из личного мой доверитель попросил только шпаги и набор ножей в память об отце.


-Вы спрашивали коллег по поводу иска Анфисы? Зачем он был подан, ведь Ксения уже безуспешно пыталась признать факт иждивения дочери?


-Представитель Бик намекнула на то, что это был показательный жест серьёзности их намерений.


-А что сейчас с этим иском? Ведь судебное разбирательство уже началось?


-Последнее заседание было 11 июня, 1 июля процесс был перенесен. Пока в досудебном порядке договориться не удалось. Каждое отложение слушания дела является для нас неожиданностью, поскольку после проведенных переговоров, мы полагали в кратчайшие сроки закрыть все вопросы и в суде и у нотариуса. Я не могу понять, что хочет добиться вдова, затягивая процесс? После отложения дела я озвучила адвокату Ксении Бик по телефону, что мы просим в срок до 15 июля обеспечить Даниилу доступ к квартире (сын Дмитрия Марьянова до сих пор не имеет доступа ни к одному объекту наследственной массы, в т.ч. к «однушке» в Песчаном переулке, тогда, как Ксения живёт в оговоренной «трёшке», пользуется и «однушкой», и ко всем транспортным средствам допуск тоже только у нее) и транспортным средствам, хотя бы для осмотра. Что касается иска, тут тоже есть свои нюансы. Судья, ознакомившись с иском, дала понять, что в нём серьезные ошибки, во-первых законный представитель истца Ксения Бик подала по сути иск против себя самой – это абсурд, а во-вторых в иске не указано, на что претендует Анфиса, как должно распределяться имущество по мнению истца между наследниками и т.п. Поэтому выхода у истца два, либо формировать новый иск, устраняя ошибки, либо отказываться от иска и решать мирно все вопросы у нотариуса, о чем и была предварительная договоренность. Пока, дела обстоят так, что с большей долей вероятности предположу, что раздел теперь будет регулировать суд, по закону. Я нашла банковский счёт, который относится к наследственной массе. По нему шло движение, когда Ксения и Дмитрий были в браке. По закону 50% принадлежит супруге, а другая половина делится между остальными наследниками. Когда нотариус озвучил, чтобы все стороны назвали наследство, которое есть, Ксения не упомянула об этом активе.


-Сколько на этом счёте средств?


-На тот момент было несколько сотен тысяч рублей, но это тоже деньги. С вашего позволения отмечу, что стороны договорились не комментировать прессе наследственный процесс и спокойно вести мирные переговоры. И я бы не стала давать комментарий на эту тему, если бы не озвученная позиция Ксении.


Диаметрально противоположную версию рассказала «МК» сама вдова Дмитрия Марьянова Ксения Бик.


-Ксения, вы заявили, что родственники вашего покойного мужа пытаются получить с вас 6 миллионов рублей. Откуда взялась эта цифра?


-Пока я хочу воздержаться от подробных комментариев, но поверьте, я же не с потолка эту сумму взяла.


-А можно ознакомиться с перепиской ваших адвокатов с адвокатами родственников Дмитрия?


-Пока что нет.


-Расскажите, пожалуйста, про оценщиков, к вам пришли какие-то беспринципные люди?


-Мы обсудили этот вопрос с моим адвокатом и директором. Пока мне запретили давать любые комментарии. Поймите меня правильно, спасибо.


Лев Сперанский


Источник: “https://scandaly.ru/2019/07/09/poverte-ya-ne-s-potolka-vzyala-summu/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя